viktoreal (viktoreal) wrote,
viktoreal
viktoreal

Колдун из Гвинеи. Куда ведут зрительные страхи.

Вот уже двадцать один год Мария живёт в Лоэле. Со своим мужем Жаном она познакомилась в далёкие восьмидесятые в Киеве. Каким-то чудом его и ещё одного француза занесло в советский технический вуз. Учёбу оплачивала французская компартия, так что для ребят из многодетных бедных семей это была единственная возможность получить образование.

Его приятель или, верней сказать, соотечественник, Этьен (потому что друзьями они не были по причине полнейшей несовместимости) был этаким стереотипным французом - темпераментным и ужасным, как тогда говорили, бабником. Жана же никто никогда не видел с девушкой, и, как ни странно, несмотря на его экзотическое происхождение - ну, как же, француз - девушки им не интересовались.

Мария успехом у ребят не пользовалась. Для Этьена она была, вообще, как воздух, он даже никогда не смотрел на нее, а как-то сквозь неё. На пятом курсе Марию и Жана отправили вместе на практику в одну институтскую лабораторию.

Один месяц они промучались от скуки, потому что делать особо было нечего (результаты измерений, которые они проводили, были подделаны ими с самого начала) и говорить им было тоже не о чем. Когда практика закончилась, оба вздохнули с облегчением, но через пару дней вдруг почувствовали, что чего-то не хватает. И с тех пор не расставались.

Незадолго до получения диплома Жан сделал предложение, они поженились и уехали во Францию. Мария вышла замуж, как в омут с головой. «Сейчас не выйду - никогда не выйду», - оправдывала она свое решение. Что думал Жан, трудно было понять, он был немного не от мира сего, но Мария с ним очень хорошо уживалась, и они друг друга не раздражали.

Мария родила сына, которого, конечно, любила, но он все время обижал её своим необъяснимым безразличием. Как неродной. Сын уже вырос и жил отдельно. Жизнь Марии и её мужа протекала параллельно, сначала они немного ссорились из-за телевизора, потом купили ещё один и разошлись по разным комнатам. Когда появился компьютер, они опять стали немного ссориться, пока Жан не подарил Марии ноутбук. Ссоры сошли на «нет», постепенно секс тоже прекратился.

Жан до сих пор вполне успешно работал по специальности, полученной ещё в Советском Союзе, Мария работала в налоговой инспекции. Неожиданно ее послали на полгода на учебу в финансовую академию. Там она познакомилась и тут же, не сходя с места, влюбилась в одного преподавателя, Сержа. Он был на пару лет старше, женат и неотразимо очарователен.

Для Марии это была первая любовь. Она пару раз влюблялась ещё в школе в каких-то киноартистов, но это был первый совершенно реальный мужчина, который необъяснимым образом проявил интерес к Марии. Через пару месяцев переписок , смс-ок и редких встреч он внезапно исчез. Все эти месяцы Мария не могла толком поверить в реальность существования её принца, и вот он, как и полагается миражу, растаял в тумане. Мария погрузилась в бездну страданий и слез.



Раньше она редко плакала, а тут, как прорвало. Муж, как ни странно, ничего не замечал, что с одной стороны, возмущало, а с другой, избавляло её от необходимости объяснений. От отчаяния Мария зарегистрировалась на одном сайте знакомств и проводила вечера, переписываясь со всякими чудаками.

Один раз пришло письмо от чернокожего француза, он сделал пару комплиментов, на которые она не отреагировала.

Через некоторое время он опять ей написал: «Жаль, что ты не отвечаешь, я увидел кое-что на твоей фотографии, что меня насторожило».

Мария не то, что испугалась, но ей стало любопытно, и она спросила: «Что вы имеете ввиду?». «Я увидел твою ауру. Извини, но должен тебя расстроить. Дай мне свой телефон, надо поговорить».

Почему-то почувствовав сильное волнение, Мария, не раздумывая, дала телефон. Африканец сразу же позвонил: «Тебе сейчас очень плохо». Сдерживаемая печаль мгновенно полилась из глаз Марии. «Я знаю, ты сейчас плачешь, я понимаю тебя. Не бойся, это нормально. Что случилось? Расскажи мне. Как ничего? Не обманывай меня. Ты не должна всё держать в себе, это делает тебя больной. Тебе же сейчас плохо. Да? Скажи, да?» «Да!!!» - Мария не могла и не хотела отпираться. «Я помогу тебе. Веришь мне?» Мария молчала. «Меня зовут Сэм, я - врач, психолог, живу в Руане, у меня - своя практика, меня тут все знают. Ты можешь это легко проверить. Приезжай прямо сейчас, у меня очень много приёмов, но я готов помочь тебе только потому, что я увидел, что тебе срочно нужна помощь, Твоя аура совсем коричневая, знаешь, что это значит? Время поджимает». «Сейчас 5 часов вечера, до тебя ехать 2 часа, что я скажу мужу?» «Решай сама, что для тебя важнее». «Подожди, я поговорю с мужем».

Зная, какая будет его реакция, Мария поплелась к Жану: «Мне срочно надо поехать к психологу». «Какому ещё психологу? Ты что, рехнулась? Тебе плохо? В чём дело? Дай мне его адрес, телефон, как его зовут? Он врач? Что за врач, это проходимец. Я звоню в полицию», - всегда спокойный Жан покраснел от крика. Мария занервничала ещё больше и, забыв про свои страхи, принялась успокаивать мужа, пообещав выкинуть всё из головы.

Мария написала Сэму смс-ку, что приедет к нему завтра. Сэм сразу же перезвонил и попытался давить на неё: «Завтра может быть поздно, ты всегда так делаешь, всё откладываешь на завтра, никогда не можешь принять решение, всё тянешь и тянешь, я знаю. Я это вижу». Нервы Марии были на пределе, она дрожала от волнения, всё, что он говорил, было правдой. Он бередил её старые и самые болезненные раны. Не выдержав, она просто бросила трубку, сказав, что завтра обязательно приедет.

На следующий день в школе (так они называли свою академию) Мария не выдержала и рассказала о Сэме своим приятелям по учёбе - турчанке Гюльфер и греку Аристотелю. Эта была довольно странная парочка: Аристотель - маленький и круглый, похожий на Демиса Русоса, и Гюльфер - худая и вредная, себе на уме.

Они всегда спорили на предмет давней и недавней истории. Грек говорил: «Вы, турки, нас вырезАли». Турчанка оправдывала злодеяния своих соотечественников простым аргументом: «Вы сами во всём виноваты». Больше всего они ссорились из-за национальных блюд, почти про всё греческое Гюльфер говорила: «Это вы от нас взяли».

Мария не смогла бы объяснить, что её связывает с этими людьми, такие разные они были, но с ними она чувствовала себя спокойно и на некоторое время отвлекалась от день и ночь преследовавших её мыслей о Серже.

Как можно короче она рассказала о вчерашнем разговоре с Сэмом. Ари и Гюльфер сначала громко смеялись, но потом, поняв, что она серьезно, не на шутку всполошились. Почему-то сразу в один голос объявив, что это какой-то маньяк. «Он тебя изнасилует и порежет на кусочки», - завибрировал эмоциональный Ари.

Мария была непреклонна: «Я должна поехать, иначе я места себе не найду». Гюльфер предложила , чтобы Ари сопровождал Марию. Но ехать было, хоть и удобно, но всё ж, два часа, и билет стоил недешево.

Итак, Мария отправилась в Руан одна. На назначенном месте у вокзала Сэма не было, Марии казалось, что все её рассматривают и всё про неё знают. Через 10 минут ожидания откуда-то из воздуха материализовался Сэм. Он выглядел очень молодо и несерьёзно. Видно было, что сам смущается - по крайней мере, на маньяка, вроде, не похож.

Они пошли к нему в «офис». Минут десять-пятнадцать дороги показались ей бесконечными. Шли молча, только Сэм периодически здоровался с мужиками, стоящими у киосков. Офис оказался квартирой на первом этаже. Сразу же за входными дверями - большая «приёмная» - диван, шкафы со стеклянными дверцами, книги. Книги были, слава богу, действительно по медицине.

Сэм предложил выпить, Мария попросила чай, но пить побоялась. Сэм присел рядом, Мария заволновалась. Сэм начал рассказывать о своей родине, об обычаях африканской деревни, о шаманах, духах, религии, духовности и поисках себя в духовном мире. Марии было неудобно прерывать, ей хотелось поговорить о себе и, почему-то, хотелось поплакать. Чтоб он опять спросил о ней, и она расплакалась - так ей хотелось, но он всё нудел и нудел.

У Марии начала кружиться голова, она не выдержала и прервала его поток: «Скажи, как ты можешь мне помочь? Что с моей аурой?» Она вспомнила вдруг, с чего всё началось. Разговор перешёл в запутанное изотерическое русло. Мария, в конце концов, поняла из непрекращающегося словесного потока, что для «лечения» необходимо провести «очищающий ритуал», для которого необходимо сердце абсолютно черной живой кошки, добытое в полночь в полнолуние. «Что значит живой, как я достану сердце живой кошки?» «Это моя проблема, я сделаю это, ты только добудь эту кошку».

После этого маразматического заявления Мария протрезвела. Она была хоть и запутавшаяся в своих эмоциях и страхах, но не совсем прибабахнутая, чтоб поверить в такую чушь. Поняв, что она повелась на бредни какого-то шарлатана, Мария сразу внутренне успокоилась и решила понаблюдать, что будет дальше. «Я тебе эту кошку точно не достану, есть какой-то другой способ?»

Он опять стала водить вокруг да около, достал свечки, расставил по четырём углам столика, стоящего перед ними, рассыпал песок. «Специальный песок из особого места, почти на вес золота», - Сэм принялся долго рассказывать, как трудно его добывать, и что Мария должна оценить, на какие затраты тут ради неё идут. В завершение на середину стола он положил тряпочную куклу. «Ну вот, до вуду доигралась», - подумала Мария.

Колдун-психолог зажег свечи, которые пахли как-то странно. Но Марии нравилась эта игра, и, поскольку было ясно, что это игра, она только забавлялась, хотя кукла и выглядела зловеще. Сэм продолжал изотерическое просвещение. Мария уже не пыталась следить за мыслью, а только дивилась его способности так причудливо складывать слова в предложения.



Поняв, что сердца живой кошки ему не получить, Сэм помявшись, предложил ещё один вариант. Речь шла о тантре. «Секс?» - деловито оживилась Мария, - «как интересно! А почему обязательно секс?». «Дело в том что при тантре, именно тантре - тантра - это не секс, это совсем другой уровень - так вот, при этом действии, можно сказать, ритуале возникает особая энергия, которая обладает магическим, целебным свойством». «И что, с кем должна быть эта тантра, можно мне привести моего друга для этой цели?»,- Мария представила себя с Сержем и заулыбалась.

Сэм не ожидал такого поворота: «Ну, в общем-то, да». Сэм в завуалированной форме (он был просто мастером двусмысленных намёков и образов) дал понять Марии, что она должна быть несказанно счастлива, что к ней, несчастной тяжело больной женщиной не совсем юного возраста, снизошёл молодой преуспевающий врач-целитель.

«Скажи, а как же происходит передача энергии? Это возможно через презерватив?» По его перекошенному лицу Мария поняла, что Сэм принадлежит к тем мужчинам, которые добровольно никогда не пользуются презервативами. «А как же спид? Ты что, совсем не боишься?»

Сэм снисходительно улыбнулся: «Ты не понимаешь, я - сам лекарство, я - целебная сила, я не могу заболеть. За этой стеной находится специальная комната, где я провожу этот ритуал. Тебе предоставляется возможность. Ты согласна?» «Для меня незащищённый секс - неприемлем, ни при каких условиях», - отрезала Мария. Сэм помешкался и полез в шкаф с медицинским книгами.



Покопавшись на полках, он извлёк оттуда слегла помятую бумагу. Это была справка, выданная университетской клиникой города Лоэля (откуда приехала Мария) о том, что такой-то не болен ни спидом, ни гепатитом С. Это была самая откровенная подделка, непонятно, на какую дурочку он только рассчитывал, показывая эту фальшивку. Поэтому-то Сэм так долго колебался, прежде чем предъявить свой последний козырь.

«Что я здесь делаю?» - подумала Мария. Внезапно ей ужасно захотелось вырваться из этого безумия. «Ты должна знать, чего ты хочешь», - бубнил Сэм. «Я знаю, чего я хочу!» - обрадовалась Мария, - «я хочу встать и уйти». Она вскочила с дивана и быстро проговорив: «Спасибо тебе огромное, спасибо за всё!» - рванулась к дверям - они были, к счастью, открыты - и выбежала на улицу. «Как хочешь...» - бормотал обескураженный Сэм за её спиной, но она уже в припрыжку бежала по улице.

Сама себе удивляясь, она не бегала лет десять, а сейчас летела, как на крыльях, ей было совсем не страшно, она была счастлива, потому что знала, что с ней всё нормально, она не больна, она просто запуталась и сейчас очнулась от страшного сна.

На следующий день Мария рассказывала о произошедшем в Руане своим приятелям. Ари гомерически хохотал, А Гюльфер, услышав о кукле, сразу примолкла и сказала: «Ты еще легко отделалась, это всё очень серьёзно, существуют действительно колдуны, которые обладают особой силой. Моя подруга с этим сталкивалась». Мария попыталась её разубедить, но Гюльфер пресекла её: «Давай больше не будем об этом говорить».

Системный комментарий:

Что же произошло? Как вполне образованная и рассудительная взрослая женщина попалось на удочку проходимца?

Мария - анально-кожно-зрительная женщина. Сильный анальный вектор притормаживает зрительную впечатлительность, внушаемость и влюбчивость, но, в случае душевных потрясений, стресса зрительный вектор очень подвержен влиянию всяких целителей, гадалок, доморощенных психологов и откровенных шарлатанов.

Немного поднаторев на знании человеческих эмоций, зная, что надо сказать в нужный момент, играя на нестабильности душевного состояния, они втираются в доверие, иногда принося небольшое временное облегчение. Они паразитируют на зрительных страхах, привязывая к себе, порой, на годы. Та же ситуация эксплуатирования зрительных страхов наблюдается в сектах всех мастей.


Нехватки Марии в любви и душевной близости сублимируются в образе зрительных страхов. Выталкивание страхов наружу возможно путем сострадания, сопереживания, осознания. Мария случайно натолкнулась в интернете на объявление о бесплатных лекциях по системно-векторной психологии. Сейчас слушает тренинги, на которых, в том числе, рассказывается о таких же проходимцах, как Сэм, которых достаточно и в России, где существует (?)...млн. зарегистрированных целителей и гадалок, занимающихся «спасением душ» в зрительных раскачках,
Мария прилежно пишет конспекты, разбирается в себе, осознаёт свои страхи, страсти, эмоции...

Статья написана по материалам тренинга по системно-векторной психологии Юрия Бурлана.



Tags: виртуальная реальность, вуду, гадалки, любовь, страхи, целители, шарлатаны
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 26 comments